Ежемесячный специализированный журнал “Новый Уральский строитель”
Адрес редакции: 620075, Екатеринбург, ул. Бажова, 79. Телефон: (343) 287-31-50, (343) 287-34-60
Издание РООР “Союза строителей Урала”
 
Главная
В номере
 

Яндекс цитирования
Рассылка 'Строительный комплекс УрФО. Актуальные темы'



Сметный центр Союза строителей Урала


“Новый Уральский строитель” №12 (102) - 2009

Журнал № -

Ситуация в отрасли. От первого лица

Долгосрочная градостроительная политика – осознанная необходимость

– Григорий Васильевич, прошло полгода с момента принятия «Схемы территориального планирования Свердловской области». Можно ли уже говорить о ее практическом применении? В частности, сообщалось, что «Схема» позволит «оптимизировать выделение земельных участков под жилищное строительство».
– «Схема территориального планирования Свердловской области» действует с момента принятия, на ее основе принимались решения уже в период, когда была закончена ее разработка и началось согласование. Это обычная практика градостроительной деятельности. «Схема» никак не рассматривает выделение земельных участков потому что это совершенно другой юридический процесс, но рассмотрение возможностей использования земельных участков под тот или иной вид строительства определяется на основании «Схемы территориального планирования».
Могу привести такой пример. К югу от Екатеринбурга, в Сысертском районе, за последние годы выделено, сформировано и включено в границы населенных пунктов несколько десятков участков по заявкам владельцев этих участков. Возможность использования данных участков под жилищное строительство определяется как раз на основании «Схемы». Почему? Потому что по этой территории в будущем пройдет Международный транспортный коридор – МТК-2. Это значительный объект, ширина которого составит 500 метров. Вместе с тем было подано такое количество заявок на участки, что если бы все они были переведены под жилищное строительство, не было бы никакой технической возможности для проведения МТК-2. Скорее всего, пришлось бы мешающие строения выкупать и сносить. Так что «Схема» сегодня действует, на ее основании ведется проектирование дорог, а также разработка муниципальной градостроительной документации. «Схема» выполнена в масштабе 1:300 000, масштаб такой, что ширина самой тонкой карандашной линии в натуре будет несколько сот метров, а документация, которую сейчас делают муниципалитеты, разрабатывается в масштабе 1:25 000, детализируя все положения. Что касается оптимизации выделения земельных участков, то выделение участков и так оптимизировано до последней степени. Все участки выставляются на аукцион сформированными, и когда меня спрашивают, сколько времени нужно на приобретение земельного участка для жилищного строительства, я говорю, что оно определяется временем проведения аукциона.

– Насколько известно, подготовка этого масштабного стратегического документа заняла несколько лет. Если учитывать, что эта работа происходила в благополучное «докризисное» время, внесут ли реалии сегодняшнего дня определенные изменения в «Схему территориального планирования Свердловской области»?
– Никаких изменений реалии какого-то одного дня внести не могут. Посмотрите – первая очередь «Схемы» рассчитана до 2025 года, расчетный срок – 2040 год и прогноз – до 2100 года. Посудите сами, может ли ситуация 2009 или 2010 года внести изменение в столь долгосрочные стратегические планы? Я думаю, что нет. Изменения могут происходить на уровне текущих планов по очередности реализации отдельных элементов этой схемы, но эта ситуация реальная, она предусмотрена кодексом и согласно кодексу должны быть разработаны планы реализации Схемы, которые будут разрабатываться на какие-то реально обозримые периоды. Таким периодом, скорее всего, будет пятилетний срок, и конечно, в него могут вноситься определенные изменения. Скажем, какую-то дорогу мы можем построить раньше, а можем и отложить срок ее строительства.

– При составлении «Схемы» учитывалось, в том числе, и размещение производительных сил в Свердловской области. А ведь это величина непостоянная…
– Когда шла подготовка «Схемы», мы рассматривали «Схему размещения производительных сил до 2015 года», тот документ, который был утвержден на момент разработки. Сейчас разработана «Схема развития производительных сил до 2020 года». Весь 2015 год укладывался в существующую планировочную систему, для размещения промышленности уже были предусмотрены территории, так что никаких невероятных событий тут произойти не может. Если, конечно, не найдется какой-нибудь инвестор, который захочет на межселенной территории построить какое-нибудь крупнейшее предприятие. Но пока таких инвесторов нет.

– В СМИ уже сообщалось о необходимости в Екатеринбурге муниципального Института генплана, главной задачей которого стала бы комплексная разработка градостроительной документации. Выскажите, пожалуйста, свое мнение по этому вопросу.
– Такова практика во всем мире. Скажем, город Хельсинки, который по сравнению с Екатеринбургом можно назвать маленьким, он насчитывает меньше 500 тысяч населения, имеет свой Институт генерального плана, в котором работают около 500 человек. В столице Казахстана Астане действует Институт генерального плана, в котором трудятся почти 600 человек, в то время как в городе живут всего 400 тысяч жителей. Словом, это очень важный элемент работы и нельзя допускать, чтобы кто попало начал проектировать планировку города. Представляете, вы проектируете самолет, и вдруг подходят люди, которые пририсовывают к нему все, что захотят? Полетит такая машина или разобьется? Город – это тоже огромная и чрезвычайно сложная машина, в которой сотни километров дорог, тысячи километров всевозможных коммуникаций, электрокабелей, труб, работающих под различным давлением, и так далее. Все это очень сложно и более того, вся эта система вероятностная, как «черный ящик», поэтому если к ее разработке подходить с точки зрения, что кто хочет, тот и проектирует, эта машина никогда не будет работать слаженно.
В свое время на меня большое впечатление произвела поездка в Финляндию в составе делегации Союза архитекторов России. Помню посещение маленького городка, где производят сотовые телефоны – не больше 25 тысяч жителей. Так вот, в муниципалитете этого городка есть очень интересная структура – отдел Генерального плана, который занимается разработкой и постоянной корректировкой Генерального плана города, и есть отдел Главного архитектора, который отвечает за реализацию этого Генерального плана. Причем отдел Генплана Главному архитектору никак не подчинен. Оба они подчинены мэру города. Это очень мудрая система – какая-то исполнительная структура, в зависимости от конъюнктуры сегодняшнего дня, никак не может повлиять на Генеральный план, который предусматривает долгосрочные решения на многолетний период. В таком городе никогда не возникнет проблем переуплотнения районов, не появятся объекты, которые своими санитарно-защитными зонами закрывают другие сооружения. То, что в Екатеринбурге нужно создавать такую мастерскую Генерального плана, мы знаем очень давно – лет 15 назад планировалось создание Института Генерального плана города Екатеринбурга, но по ряду причин это решение не было реализовано.
Сегодня работает муниципальная мастерская Генплана. Это правильно, но объем работы такой, что она просто физически с ним не справляется. Поэтому нужно создавать Институт генерального плана, и я бы очень хотел, чтобы Институт генерального плана был создан и для области. Институт Генплана области был бы очень полезен даже в том смысле, что ту же самую «Схему территориального планирования» нужно постоянно отслеживать, вносить в нее корректуры, дополнять, уточнять по отдельным характеристикам.

– Вами, Григорий Васильевич, не раз отмечалось, что корректировка генпланов муниципальных образований Среднего Урала происходит медленными темпами. Изменилась ли данная ситуация?
– Современный Градостроительный кодекс четко разделил полномочия субъекта Федерации и муниципальных образований. Раньше вся градостроительная документация шла через область – мы были заказчиками на генеральные планы всех городов и даже сельских поселений, сегодня же это отнесено к компетенции муниципалитетов. Мы юридически не можем оказывать им даже методическую помощь, если они того не пожелают.

– Это хорошо или плохо?
– Я считаю, что это совершенно недопустимая ситуация, при которой муниципальное образование предоставлено самому себе, поставлено в положение «делай, что хочешь». А так как специалистов недостаточно, а главы муниципальных образований с каждыми выборами, как правило, меняются, то никакой долгосрочной градостроительной политики в большинстве муниципалитетов просто не ведется. Появляются только какие-то сиюминутные решения. Если раньше мы делали Генеральный план, который утверждался облисполкомом или позже – правительством Свердловской области, то сегодня правительство области лишь согласовывает эту документацию, а утверждают ее муниципалитеты. Такое разделение очень негативно повлияло на разработку градостроительной документации. Область отвечает за «Схему территориального планирования», но сегодня она уже утверждена. Мы разработали для муниципалитетов в рекомендательном порядке целый пакет документов, которые определяют цели, задачи, порядок разработки муниципальной градостроительной документации.
Муниципалитеты ведут эту работу уже три года, но сначала этот процесс происходил чрезвычайно медленно – каждый из глав администрации, которого избрали, видимо, думал так: «Изберут ли меня в следующий раз, неизвестно, зачем же мне нужна эта головная боль?» Однако сейчас «процесс пошел». В 2007 году у нас в работе находилось 123 проекта, в 2008 году их стало уже 207, а сейчас разрабатывается и находится в стадии согласования 479 проектов по Свердловской области. Это большие цифры, хотя и они недостаточны. Мы в 2007 году подготовили ориентировочную программу, по ней получилось 1800 проектов, которые нужно подготовить, чтобы покрыть всю территорию области. Однако, возможно, что такое большое число не соответствует реальной потребности потому, что существует огромное количество малых населенных пунктов, в которых не ведется практически никакого строительства. Сегодня не так много крупных населенных пунктов, где идет большая стройка, где развивается дачное, коттеджное строительство. Так что даже если представить, что мы значительно завысили эти цифры, в реальности надо сделать около 900 проектов, то мы сейчас разрабатываем половину необходимых генпланов. Это не значит, что Свердловская область остается без градостроительной документации, потому что ранее область была обеспечена всей необходимой документацией.
Новая документация разрабатывается исходя из новых требований Градостроительного кодекса. Однако в законе о введении в действие Градостроительного кодекса четко указано, что вся ранее разработанная градостроительная документация, не противоречащая требованиям Градостроительного комплекса, может использоваться в полном объеме. В Свердловской области 47 городов и все они имеют генеральные планы, которые регулярно обновлялись. В настоящий момент 17 из них обновлены заново – это желание муниципалитетов, у которых изменились какие-то представления о развитии своих территорий. Ряд Генпланов еще находится в работе, но, по большому счету, большинство из этих 47 генеральных планов могли совершенно спокойно использоваться. Требовалось только дополнить их Правилами планировки и застройки, зонированием территории – тем, чего не было раньше, и пролонгировать их действие. Мы разработали для муниципалитетов модельные законы, постановления местных Дум о переутверждении имеющейся градостроительной документации, направили их во все муниципалитеты, но обратную реакцию получили только от двух муниципальных образований. Все почему-то пребывают в твердом убеждении, что все это продлят, перенесут сроки.
С моей точки зрения, совершенно неправильно затягивать этот процесс. Было бы закономерно, если бы те муниципалитеты, которые не выполнили требования закона, с 1 января 2010 года получили то, что предусмотрено законом – невозможность выделения новых земельных участков. Тогда бы создалась ситуация, требующая скорейшего разрешения, иначе работа муниципалитета будет просто парализована. А перенос на 2012 год будет означать одно – в 2010–2011 годах делать многие ничего не будут, а будут ждать, не перенесут ли срок с 2012 года на 2015 год...
Мы проводим много методических семинаров, совещаний с проектировщиками, с муниципалитетами, в которых участвуют представители партии «Единая Россия», Областной думы. Если будут закончены 479 проектов, мы сможем работать практически по всем городам области, в которых сосредоточено основное строительство.

– Можно ли сказать, что сегодня, когда приоритетом в строительстве становится возведение социального жилья, строительство «имиджевых» объектов отложено до лучших времен?
– Что такое социальное жилье? Это жилье по минимальным стандартам, строящееся на бюджетные деньги и рассчитанное на договоры социального найма – оно не покупается, не приватизируется, а используется по договору социального найма. Такого жилья у нас просто нет, потому что нет соответствующего бюджета. Условно можно отнести к таким категориям жилья строительство жилья для военнослужащих, по договору с Минобороны, но они получают жилье в собственность. По словам Президента РФ Дмитрия Медведева, в 2010 году для военнослужащих будут приобретены 40 тысяч квартир. Вы знаете, что Свердловская область подписала соглашение с Мин­обороны о том, что мы построим 5 тысяч квартир до 2012 года.
Жилье всегда было приоритетным направлением в строительстве, и объемы его росли очень быстро – до наступления кризиса мы строили примерно 1 миллион 800 тысяч кв. метров и должны были выходить на 2 миллиона кв. метров. Сегодня, если бы не кризис, мы строили бы примерно 2,5 миллиона квадратных метров. Сейчас наша программа по Свердловской области составляет 1,5 миллиона кв. метров, этот объем будет реализован. По сравнению с прошлым годом падение объемов составило всего 5 процентов. Для сравнения – во многих субъектах РФ падение составило 50 процентов.

– А чем это вызвано?
– Тем, что у нас были большие заделы в период интенсивного строительства. Сейчас они составляют порядка 3 миллионов квадратных метров. Это вещь достаточно реальная, ведь начатое строительство всегда рано или поздно завершается.
Что касается «имиджевых объектов», то я такой терминологии просто не понимаю. Есть жилищное строительство, а есть строительство общественных зданий и сооружений, без которых не может существовать это самое жилищное строительство. Скажем, сейчас мы строим большой роддом, по самым современным технологиям. Это «имиджевый» объект или объект здравоохранения Свердловской области? Или взять строительство Дворца спорта. Вспомним, что у нас построен Дворец спорта «Уралочка», реконструирован Ледовый Дворец спорта, построен прекрасный Дворец спорта в Верхней Пышме, волейбольный Дворец спорта в Нижнем Тагиле, Горнолыжный комплекс на горе Белой. Это «имиджевые» объекты? С одной стороны, да, потому что по ним внешний мир судит об уровне нашего благосостояния и о том, куда мы движемся. С другой стороны, это совершенно необходимые для нас объекты спорта, физкультуры, здравоохранения, образования и так далее. Взять аэропорт «Кольцово», который не просто выполняет функцию воздушных ворот, но и притягивает огромные инвестиции сюда, в Свердловскую область.
Разумеется, снижение объема капитальных вложений, которое ожидается в 2010 году, сокращает объем строительства таких объектов. На следующий год у нас в планах строительства репетиционный корпус для Свердловской филармонии, эта стройка уже начата. И если мы его достроим – ввод по плану ожидается в 2011 году – то наш симфонический оркестр получит такие же условия для репетиций, как у лучших мировых оркестров. С одной стороны, это объект, поднимающий имидж Свердловской области, с другой стороны, объект для развития культуры, для жителей города и области. Также должна продолжиться начатая реконструкция Детской филармонии. Завершим строительство областного перинатального центра в Екатеринбурге – его коробка уже готова, сейчас проводятся аукционы на оборудование для этого центра. Запроектирована и готова к строительству – если мы будем иметь деньги по федеральным программам – целая серия таких объектов. Скажем, Центр планирования семьи, Диабетический центр, Уральская шахматная академия. Проектируем на горе Белой большой биатлонный комплекс на 5 тысяч зрителей, тогда можно будет там проводить соревнования любого уровня. Там появится также Сноу-парк, где будут все штуковины, на которых молодежь так любит экстремально кататься – всевозможные доски, санки и так далее.
Что касается заметных офисных, деловых объектов, они же строятся не на средства бюджета, а на средства инвесторов. И это хорошо, пусть строят. Сейчас на перекрестке улиц Московская–Малышева завершается строительство очень красивого торгового центра. УГМК запроектировала 57-этажную башню «Исеть», строительство ее пока приостановлено, но рано или поздно она наверняка появится. Коробка 47-этажного «Антея» уже закрыта – такие объекты строятся только в Москве и в Екатеринбурге. Так что если даже называть их чисто «имиджевыми» объектами, это тоже неплохо. Имидж – вещь полезная, потому что он позволяет в конечном итоге расширять наши внешнеэкономические связи, привлекать инвестиции. Поэтому «имиджевые» объекты – очень важная составляющая часть всех социальных программ. Социальные программы финансируются в том объеме, в котором они предусмотрены, и конечно, часть средств должна направляться на строительство, развитие тех объектов, которые формируют социальную структуру, создают определенный образ Свердловской области.

– Григорий Васильевич, а у вас есть любимое место в Екатеринбурге? Что вы обязательно показываете вашим гостям?
– Мы всегда показываем Центральную зону города, Правый берег, там есть такие точки, что если сфотографировать открывшуюся панораму, складывается впечатление, что находишься вообще где-то за рубежом. Неплохая застройка формируется в центре города, я всегда показываю расчищенную пойму Исети. Кстати, по моему мнению, расчистка поймы Исети, от улицы Малышева до улицы Декабристов, это одно из важнейших градостроительных мероприятий, которые были проведены.

– Напоследок, если позволите, «новогодний вопрос». Без ледовых городков на площадях российских городов невозможно представить себе Новый год. А ведь это тоже своеобразные «архитектурные формы», влияющие на восприятие города. Какие из городков, новогодних елок, виденных вами, особенно понравились и запомнились?
– Много лет назад я работал главным художником Екатеринбурга. Одной из моих задач было строительство зимних городков на площадях Екатеринбурга, по крайней мере, три городка были сделаны под моим руководством. И я считаю, что это, с одной стороны, опять же «имиджевые», а с другой стороны, чрезвычайно важные для жителей города объекты. Помню реакцию работавших в Екатеринбурге хорватов, австрийцев. Когда они впервые увидели Ледовый городок на площади 1905 года, были слегка ошарашены, как такое можно сделать изо льда? В Европе обычно ставится только одна елка, карусели, торговые павильончики. У нас же, как правило, торговли немного, но очень много веселья и развлечений. И это правильно. Сказать, какая елка лучше, мне трудно, они все разные. Мне очень нравится елка в микрорайоне «Ботанический», она не стеснена такими жесткими условиями, как на площади 1905 года и вокруг нее всегда разворачивается огромный городок – качели, карусели и так далее. Организаторы и проектировщики всегда придумывают какую-то «изюминку», что-то необычное – например, пальмы, украшенные огнями.

Татьяна Казанцева

При копировании или цитировании материалов обязательна ссылка на журнал "Новый Уральский строитель" http://nus-ural.ru
 

www.gkx.ru
“Жилищно-коммунальный комплекс Урала” www.gkx.ru
СМЕТА
РАССЫЛКА
Рассылки Subscribe.Ru

Строительный комплекс УрФО. Актуальные темы




Почтовая рассылка:
Строительный комплекс УрФО. Актуальные темы
РЕКЛАМА
СтройУрал_RU Российский союз строителей

  Copyright © “Новый уральский строитель”, 2003-2008
Copyright © ООО ИД “Уралстройсоюз”, 2003-2008
  Разработка сайта Интернет-агентство "Уральская галактика"